Различия в отношении Вашингтона и Москвы к «Талибану»

Вашингтон частенько предъявляет обвинения России по любому поводу: будь то DDOS атака, падение уровня американской экономики и медицины, снижении цен на нефть, коронавирусе, распространении так называемых фейков и даже влиянии на выборы в США.  В течении последних месяцев политическая элита США уверяет, что Москва предпринимает попытки дестабилизировать Афганистан, оказывая поддержку талибам (Запрещено в РФ) и даже снабжает боевиков оружием.

И это не в первый раз, в декабре 2016 года генерал Николсон раскритиковал Россию и Иран за установление связей с талибами и «легитимизацию» группы.

В след за ним ряд высокопоставленных американских чиновников, в основном военных, выступили с аналогичными заявлениями.

Между тем, среди политической и военной элиты находятся и более адекватные представители, способные критически мыслить и требовать доказательную базу подобным обвинениям:

– в мае 2017 на слушаниях в Сенате директор Департамента военной разведки США генерал-лейтенант Винсент Р. Стюарт сказал: «Я не видел реальных вещественных доказательств того, что оружие или деньги были переданы».

– в октябре 2017 года Министр обороны США Джеймс Мэттис заявил Комитету по вооруженным силам, что он хотел бы получить больше доказательств об уровне поддержки Россией талибов, добавив, что увиденное им «не имеет смысла».

– генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг официально заявил, что в июле 2017 года «мы не видели никаких доказательств и никакой подтвержденной информации о такой поддержке».

Однако, что конкретно известно о официальной позиции России в отношении талибов?

Впервые русские узнали про талибов в Чечне, когда группировка начала поддерживать боевиков в 1999 году. В 2000 году Сергей Ястржембский, занимавший в то время должность помощника президента, заявил о планах нанести серию ударов по базам группировки, в которых подготавливались новые боевики. Годом позже Сергей Иванов, секретарь Совбеза намекал на «военные меры» при увеличении давления на союзников Кремля, а именно на Киргизию и Таджикистан. 2015-ый год, нужно признать, не исключает контакты России и талибов с целью противодействия расширяющемуся влиянию ИГИЛ, намеревавшихся   войти в Центральную Азию. Однако в то время цель оправдывала средства.

В 2017-ом в столице РФ состоялись политические консультации для Талибана и ряда стран, однако при этом МИД России подчеркнул, что страна готова контактировать с Талибаном лишь в 2 случаях: если причиняется вред для россиян, или для способствования мирному урегулированию в Афганской Республике. Так стоит отметить принятие Москвой делегаций талибов и президента ИРА в ноябре 2019 для обсуждения мирного процесса.

 Подливают масло в огонь и сами представители движения, стремящиеся демонстрировать разностороннее политическое влияние и выдающиеся связи, чтобы придать своей организации больше веса. Однако здесь стоит четко разделять партнерство и политическое сотрудничество от вынужденных периодических контактов с террористами ради обеспечения безопасности России и обсуждения конкретных вопросов.

Нападки американских политиков на Россию смотрятся нелепо, если брать в расчёт, что Белый Дом фактически признал группировку единственной будущей силой в Республике, лишив её почётного звания террористов (ведь США не ведёт переговоров с террористами). В России, напротив, «Талибан» всё ещё входит в список террористических группировок.

Поделиться
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter

Ваш e-mail не будет опубликован.