Центральная Азия на стыке интересов крупных игроков

Центральная Азия – регион, который редко включают в новостную повестку вне стран Центральной Азии. Для кого-то может показаться, что там вообще ничего интересного не происходит. Оно может и к лучшему, потому что сегодняшние СМИ говорят, например, про Шри-Ланку только в свете недавней серии терактов, а в остальное время о ней ничего не слышно.

Тем не менее страны Центральной Азии в конце марта и апреле оказались в центре внимания внешнеполитических ведомств государств с лидирующими в мире экономиками: США, Россия, Китай, Германия (ЕС), Турция и Южная Корея. Почему же с их стороны столь повышенный интерес и в чем он выражается? В чем ключевое значение региона?

Китай практически перманентно ведет планомерную политику по укреплению своих интересов на западном от своих границ направлении. Связано это со строительством «Нового шелкового пути». Дело в том, что экономическая мощь Китая заключается в его экспортном потенциале, в первую очередь в ЕС, куда шестьдесят процентов товаров поставляются морским путем. США противодействует такому экономическому росту различными способами блокируя морские пути со своими союзниками в этом вопросе: Индией, Японией, Южной Кореей и Индонезией. Используют для этого как международные юридические инструменты, так и совместные военно-морские учения, во время которых закрывается часть акваторий. Поэтому Китай планомерно готовит резервный путь для экспорта своих товаров в Европу. В связи с этим Штаты ему планомерно мешают в Централной Азии, реализуя как экономические, так и социальные проекты, призванные противостоять Китаю в идеологическом плане (АУЦА, USAID и т.д.).

Однако и у Китая не все так гладко, как может показаться на первый взгляд. Иногда он заигрывается в свою политику мягкой силы и, чувствуя свою безнаказанность, поддается коррупционному соблазну при реализации различных инвестиционных проектов (например, модернизация бишкекской ТЭЦ). И вот на китайских неудачах решила сыграть Россия, зайдя в регион с рядом выгодных предложений, на которые тут же откликнулись лидеры центральноазиатских стран. Объясняется это тем, что несмотря на более слабую экономику, Россия отличается высокой степенью надежности в вопросах соблюдения заключенных соглашений. Примечательно, что помимо энергетической сферы, Москва взяла шефство и в инфраструктурной отрасли, продвинув интересы РЖД в Киргизии. Это свидетельствует о том, что в отношениях РФ и КНР не все так гладко, и российская сторона устанавливает свой вентиль на киргизском участке «Шелкового пути».

После заметного усиления российских позиций, началось активное взаимодействие лидеров стран ЕС и в большей степени Германии с их коллегами из Центральной Азии. А южнокорейский лидер в окружении бизнес-свиты лично отправился в центральноазитское турне. Вышеперечисленные инвесторы заключили выгодные для представителей региона соглашения, что в общей картине выглядит как контрмеры против российской экономической экспансии. Озабоченность стран Запада также вызвана растущим значением русского языка, что вызвано географической и исторической близостью РФ со странами региона.

Еще одним игроком, менее заметным, чем остальные является Турция, которая резко активизировала военно-техническое сотрудничество с Узбекистаном. Влияние Анкары на регион не такое явное, как у остальных стран. Но оно носит довольно-таки стратегический характер. Турецкое руководство не оставляет мечту о возрождении «Османской империи», на территории которой, как минимум, под своим началом должны быть объединены тюркоязычные народы. Для реализации задуманного в странах Центральной Азии действует целая сеть турецких элитных школ, в которых проходят обучение дети местных бизнесменов и политических элит. Они-то со своими протурецкими взглядами, по мнению Анкары, и будут ее проводниками в реализации задуманного. Также Турция пытается внедрить турецкий уклон и в высшие образовательные учреждения региона.

В ближайшее время Китай и США должны сделать свои шаги вслед за Россией и другими крупными игроками, чтобы не быть отстающими на общем фоне. Открытым остается вопрос: «как сложится судьба центральноазиатских государств: смогут ли они устроить экономический прорыв за счет игры на противоречиях между геополитическими мастодонтами, будут жертвами на стыке чужих интересов или есть другие варианты развития событий?».

Поделиться
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter

Ваш e-mail не будет опубликован.