Радикальный юг Казахстана. Новый президент – старые порядки

Смена власти в Казахстане. Картина дня.

Новая неделя принесла спад интереса читательской аудитории к передаче власти в Казахстане. Казахстанцам и всему миру политтехнологи Акорды преподнесли транзит в виде хорошо подготовленного театрального представления, изрядно отдающего налетом советских пленумов «цэка». Зал сената, ковровые дорожки. По мягкому ворсу по-стариковски размеренно, но важно и твердо шагает Нурсултан Назарбаева, за ним более молодо и легко проходят председатель конституционного суда и вновь назначенный президент Касым-Жомарт Токаев. Ракурсы для операторов выбраны, написан сценарий и подобраны слова. Новый президент, по назарбаевской традиции, обращается к гражданам страны и правительству на русском и казахском языках. Потом – Астана больше не Астана, а Нур-Султан. Овации, овации, овации. Все!

У руля новый президент. Дарига Нурсултановна –второй человек в стране. Аблязов из-за рубежа пытается всколыхнуть общественное недовольство, – такова картина центральной части Казахстана.

 В это время на периферии думают, как максимально безболезненно переименовать улицы, названные именами национальных героев в честь.

В муравейники акимиатов и райцентров неспешно довозят портреты Токаева для оформления кабинетов руководителей. Меняется лишь обертка, начинка остается прежней. Именно в период транзита власти из-за сильной отстраненности от локальных проблем на юге Казахстана и в его юго-западных районах есть вероятность, что тлеющие ячейки исламских радикалов распалят костер бесчинств, преступности и насилия. Речь идет о созданной международной панисламистской политической партии, основанной в 1953 году в Восточном Иерусалиме судьёй местного шариатского апелляционного суда Такиюддином ан-Набхани Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, прочно осевшей в Казахстане в начале 90 годов прошлого века.

Почему Казахстан?

Не стоит объяснять, почему представители Хизб-ут-Тахрир выбрали именно Южный Казахстан. Большая плотность населения плюс почти однородный состав мусульман (ведь преимущественно все население является суннитами, юг Казахстана в основном населен казахами и представителями узбекской национальности) включая большой процент безработицы – это ли не поле для эффективной деятельности? Вопрос заключается лишь в том, когда вновь радикалы начнут нападать на людей, склады воинских частей, магазины и банки.

По мнению экспертов, на сегодня в Казахстане завершен процесс создания ячеек или звеньев Хизб-ут-Тахрир в указанных областях. Прорабатывая второй этап, заключающийся в продвижении идей и перехода от скрытой к открытой пропаганде, руководство Хизб-ут-Тахрир может не заметить, как западные политтехнологи начали воздействовать на местных радикалов среднего звена, стимулируя принимать решения в ключе собственных интересов и устремлений.

Хизб-ут-Тахрир в Казахстане – проект «Братьев мусульман», но в силу повышенного контроля за малейшими проявлениями религиозной активности ее члены находятся не в самом лучшем финансовом и социальном положении. Не в пример недавней ситуации в Египте, когда «Братья мусульмане» были пращей партией власти. Им приходится скрываться не только от сотрудников полиции и КНБ, но и вести двойную жизнь, имея семьи и детей. Играя на этих противоречиях, западные страны могут, используя свои спецслужбы проплатить отдельные акции радикалов практически без следов.

По заявлениям КНБ Казахстан, единичные попытки возобновления деятельности «Хизбут-Тахрир» в Казахстане имеют место, как правило, под воздействием внешней пропаганды. Однако органы госбезопасности не афишируют источники финансирования, структуры и страны, занимающиеся данной работой.

Обратным эффектом работы госструктур Казахстана по запрещению распространения идей Хизб-ут-Тахрир и активное давление на ее сторонников является рост интереса к деятельности организации среди определенных групп населения. Идея чистого ислама подменяется понятием мусульманской гегемонии над другими странами и конфессиями. А что еще нужно человеку, который не смог реализовать себя в жизни? Сочувствие, понимание и обещание, что, упорно работая он сможет возвыситься над социальной и бытовой несправедливостью. К слову, этого более чем достаточно в современном Казахстане. По мнению ряда казахстанских и российских экспертов, коррупция на всех уровнях вкупе с крайне низким уровнем жизни побуждает людей искать пути выхода из этой ситуации пускай даже и преступая черту закона. Кстати, это к слову о неизменности картины казахстанской действительности. Повторюсь, меняется лишь вывеска. Такие реалии как бакшиш, подмасливание чиновников и иных представителей власти накрепко засели в менталитете людей, пришедших к власти на заря государственной независимости Казахстана.

Причины и возможные последствия

Результаты проведенного социального опроса Казахстанским институтом социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП) подтверждают, что доминирующим фактором, определяющим приход к вере и, как следствие, люди примыкают к радикалам, являются контакты и беседы (37,1%). Вторым по значимости является самостоятельный путь, изучение религиозной литературы (25,3%), влияние друзей – 12,6%, традиции семьи – 11,2%, и этническая принадлежность (6,5%) оказались менее значимыми. Это означает, что рост религиозности населения в Казахстане происходит во многом за счет миссионерской и проповеднической деятельности. «Рекрутирование» верующих происходит в основном через контакты и беседы, в том числе с уже обращенными верующими. Данные цифры наглядно демонстрируют, что пороховыми бочками нового Казахстана по-прежнему остаются Южно-Казахстанская, Алматинская, Жамбылская и Кызылординская области, включая г. Алматы и Шымкент, Кентау и Туркестан). Высокая степень религиозности не всегда говорит о точном следовании догматам веры и поэтому на фоне низкой образованности местных имамов местное население как губка впитывает тщательно проработанные салафитами-теоретиками постулаты чистого ислама.

Вопрос социального взрыва- вопрос времени. Место фактически определено.

Поделиться
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter

Ваш e-mail не будет опубликован.