«Конкиста» по-китайски

Китайские инвесторы уже достаточно давно обосновались в Центральной Азии (далее ЦА). Этот регион для правительства КНР классифицируется как «задний двор», «стратегический тыл» или «ресурсный пояс». Эксперты называют его по-разному.

За последние несколько лет Китай стал главным импортером в трех странах Центральной Азии из пяти: Киргизии, Таджикистане и Узбекистане.

Главную роль в китайской экономической экспансии в ЦА играют «связанные» кредиты. Они подразумевают инвестирование проектов под, сравнительно, низкие проценты. Тем не менее, условием использование таких кредитов является использование китайских материалов, техники и рабочей силы при организации работ. Применение данной системы кредитования помогает максимально задействовать китайские производственные и людские ресурсы, так как с 2011 года КНР столкнулась с замедлением экономического роста ввиду переизбытка производственных мощностей внутри страны.

К тому же, Китай является крупнейшим потребителем энергоресурсов и энергоносителей, соответственно, надежным клиентом стран центрально-азиатского региона.

Основной компанией КНР по обороту нефти и газа, на настоящий момент, является китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC). У этого влиятельного «экономического конгломерата» имеются проекты во многих странах Центральной Азии, а один из самых крупных – с национальной холдинговой компанией Узбекистана – «Узбекнефтегаз».

Еще в далеком 1997 году CNPC стала первой компанией, начавшей свое сотрудничество с представителями нефтегазовой отрасли Узбекистана. В 2004 году, благодаря инициативе правительств двух государств был подписан ряд соглашений между CNPC и «Узбекнефтегаз». Впоследствии, Китай и Узбекистан способствовали развитию отношений в нефтегазовой области, а также химической промышленности и электроэнергетике.

В настоящее время, процессы, санкционированные КНР, по геополитическому вторжению инвестиционному присутствию в Центральной Азии, подходят к своему логическому завершению. А компании, подобно CNPC, лишь усиливают эти самые процессы, помогая, к тому же, осуществлять еще и культурную экспансию в регионе.

В свою очередь, страны Средней Азии становятся основным местом сосредоточения китайского капитала, ввиду возможного осложнения экономической и политической ситуации на Юго-Восточном направлении и в Южно-Китайском море.

В любом случае, расширение влияния КНР в Центральной Азии, растущее в геометрической прогрессии, негативно скажется на активности основных игроков центрально-азиатского сектора, таких как Россия, США и Иран, но если США и Иран от Китайского влияния в Центральной Азии потеряют в основном стратегическую инициативу, то Российская Федерация может лишиться вдобавок и еще надежных экономических партнёров. Будет ли Россия открыто соперничать с Китаем или прибегнет к попыткам составить здоровую конкуренцию компаниям поднебесной в зоне своих стратегических интересов надеюсь увидим в ближайшем будущем, и о чем мы обязательно Вам напишем.

Поделиться
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter

Ваш e-mail не будет опубликован.